Патологоанатом из Мытищ: «Вскрытия – это далеко не вся наша работа!»

21 октября в 13:40 Обновлено 21 октября в 14:47
© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

Светлана Свиридова – врач-патологоанатом, кандидат медицинских наук, заведующий патологоанатомическим отделением Мытищинской городской клинической больницы. Она рассказала «РИАМО в Мытищах», когда обязательно проводят вскрытие, как пандемия сказалась на работе и как хоронят умерших от коронавируса.

Медсестра из Мытищ: «Работаю практически 20 часов в сутки»>>

– Светлана Анатольевна, сколько лет вы работаете в медицине?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– Я в медицине с 1983 года, общий стаж 37 лет. После окончания медицинского училища работала в Московской детской клинической больнице. Через год поступила в медицинский институт МГМСУ имени Евдокимова. Параллельно училась и работала, в 1991 году закончила вуз.

Затем работала терапевтом в институте гигиены имени Эрисмана, в должности младшего научного сотрудника. Проработала чуть больше года, много ездила по командировкам, проводила отбор больных с профессиональными заболеваниями или подозрительных по заболеванию.

Как работает мобильный центр здоровья в Мытищах>>

– Почему вы решили стать патологоанатомом?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– Это случайность. Я даже не думала! Интересовалась терапией, эндокринологией, офтальмологией. Но однажды умер мой пациент, и меня пригласили на вскрытие в Мытищинскую больницу, после чего моя профессиональная деятельность перетекла в отделение патанатомии.

В Мытищинской больнице сначала работала в должности цитолога, затем патологоанатомом, а в 2013 году стала заведующим патологоанатомическим отделением.

В университете был хороший курс патанатомии, где и убедилась, что это интересно и нужно, это более глубокие познания в морфологии с раскрытием течения заболевания и его осложнений.

Фельдшер скорой помощи Мытищ: «Работаем для вас, оставайтесь дома ради нас!»>>

– Расскажите о работе патологоанатомического отделения.

– Вопреки расхожему мнению, патологоанатомы не только делают вскрытия. У нас также есть гистологическая и цитологическая лаборатории, где происходит прижизненная диагностика. Сюда поступают все мазки, которые берут гинекологи, эндоскопические материалы из поликлиник, исследования кожи, весь операционный материал из стационаров.

Наша лаборатория – единственная в Мытищах, более того, одна из самых больших в Московской области.

По количеству вскрытий и прижизненной диагностике мы на втором и третьем месте после МОНИКИ и МООД.

Новое оборудование поступает периодически. В том году Минздрав прислал современные микроскопы – это очень важно для гистологии, когда исследуют ткани. Тут, кстати, громадную роль играет работа лаборанта: нужно правильно подготовить гистологический материал, чтобы врач смог правильно оценить морфологическую картину и поставить диагноз.

Врач‑пульмонолог из Мытищ о профилактике ОРВИ, коронавирусе и вреде стресса>>

– Как обычно проходит ваш рабочий день?

– Первым делом в 8:00 я захожу к санитарам – узнаю, сколько умерших поступило за ночь. Потом собираемся всем отделением и планируем работу на целый рабочий день.

Есть круглосуточная бригада санитаров, которая привозит в морг умерших. Если смерть насильственная и есть постановление полиции, то вскрытие будет производить судебная медицинская экспертиза. Если смерть от естественных причин, то мы – патологоанатомическое отделение.

В 8:30 иду на конференцию в администрацию. Там за предыдущий день отчитываются все заведующие отделениями, в том числе и я.

Дальше я организую работу отделения. Строго регламентировано, когда нужно вскрытие, когда нет. Распределяю, кто из докторов вскрывает, кто отвечает за гистологию и так далее. Параллельно из стационарных отделений и поликлиник собирается материал для лабораторной диагностики.

В течение всего рабочего дня держу все на контроле, консультирую вместе с докторами, обсуждаем вскрытия, гистологические и цитологические препараты.

У нас очень сплоченный коллектив! Приятно работать. А патологоанатом Александр Владимирович Сергеев иногда по вдохновению пишет стихи и читает нам.

Жители с коронавирусом и пневмонией про симптомы, тесты и лечение>>

– В каком случае делают вскрытие?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– У нас в основном стационарные умершие – здесь решает администрация. Если подтвержден COVID-19 – это стопроцентно вскрытие. Если его нет, то есть варианты. Когда диагноз понятен и родственники просят без вскрытия, то они пишут заявление, которое вместе с историей болезни рассматривают начальники по медицинской части. Они разрешают обойтись без вскрытия, и родственникам выдают свидетельство о смерти.

Смертельное лакомство: какими ягодами можно отравиться>>

– Есть ли разница во вскрытии разных людей?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– По росту, весу, полу, возрасту – нет. Однако есть разница по сложности работы. Легкий случай – это когда все ясно по истории болезни и визуальному осмотру. Но есть заболевания, когда приходится долго стоять у секционного стола и приглашать коллег, чтобы вместе разобраться в причине смерти. Иногда даже требуются дополнительные исследования – например, срочная гистология и цитология.

Временные госпитали для лечения коронавируса в Московском регионе>>

– От чего чаще всего умирают мытищинцы?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– В нашу больницу поступают жители не только Мытищ, но и других городов. И сейчас количество поступающих увеличилось, большая часть с коронавирусной инфекцией – либо подтвержденной, либо нет.

Статистика 2020 года по причинам смерти еще не готова. По предыдущим годам на первом месте сердечно-сосудистые заболевания, такие как инфаркты миокарда, острые нарушения мозгового кровообращения, гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца. Очень часто в сочетании с сахарным диабетом и ожирением. Онкология, конечно, тоже присутствует.

Главный врач Мытищинской ГКБ: «Вторая волна коронавируса уже идет»>>

– Как пандемия коронавируса сказалась на вашей работе?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– Стало тяжелее. Для нашего отделения не было ни первой, ни второй волны. Мы как начали с апреля работать в особом режиме, так и продолжаем. Первое время у многих был страх заразиться.

Правильно ли вы носите медицинскую маску? Памятка

Каждое вскрытие с диагнозом COVID-19 – это пятая, самая высокая категория сложности. Потому что патогенность большая, высок риск заражения. Поэтому мы старались организовать работу так, чтобы ни один сотрудник не заболел.

Для этого обеспечили всех индивидуальными средствами защиты. Поставили бактерицидные лампы. Организовали четкую слаженную работу вскрытия со сбором анализов для вирусологического, бактериологического и гистологического исследования.

Обеспечили безопасность по максимуму, и в отделении практически никто не заболел. Я переживала за всех коллег, а сама стремилась организовать каждое вскрытие так, чтобы не совершать лишних движений, чтобы оно проходило четко – буквально по минутам.

Вакцина от коронавируса «Спутник V»: как она работает>>

– Увеличилось ли количество вскрытий в пандемию?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– Да. Было по 15 и более вскрытий в день при норме от трех до пяти. Работали до последнего! Рабочий день у нас до 14:00, но мы оставались до 15:00, 16:00, 17:00 – сколько потребуется.

Сейчас несколько дней подряд поступает по 10 и более умерших в сутки. Непростым бывает понедельник – порой в этот день работа сложнее, чем в другие дни. В апреле было 145 вскрытий в месяц, в мае – 150, в июне – 160. В октябре количество вскрытий с начала года превысило 1350, тогда как за весь прошлый год было 1100 вскрытий.

Приходит много родственников. Кто-то в панике, кто-то с агрессией. Им всем нужны свидетельства о смерти – а в случае коронавируса без вскрытия нельзя.

Сейчас умерших с подтвержденным COVID-19 кладут в гроб в пакете, но лицо мы открываем. Можно одежду положить поверх умершего.
©  Из личного архива

– Сложности часто связаны с тем, что прижизненный гистологический материал поступает в крошечном количестве, то есть мало информации для поставки диагноза. Или видишь патологию, но не хватает дополнительных исследований, чтобы ее подтвердить.

Какая необычная профессия вам подошла бы?

Например, в нашей лаборатории в настоящее время нет иммуногистохимии, которая бы очень помогла нам. Сейчас этот вопрос рассматривают на уровне администрации больницы. К тому же мы могли бы выполнять это востребованное исследование и для других городов. Будем надеяться, что все получится!

Вообще, чтобы быть патологоанатомом, не нужно иметь определенную смелость. А нужно любить свою работу, стремиться помочь людям и, конечно, включать голову! Чтобы поставить диагноз, мы практически собираем пазл: анализируем анамнез, клиническую картину, анатомическое расположение патологического очага в сочетании с морфологической картиной, рассматриваем все вероятные варианты.

Соцработник из Мытищ: «Терпение – основное качество в нашей профессии»>>

– В вашей профессии необходимо регулярно обучаться?

© РИАМО в Мытищах,  Жанна Лётт

– Конечно! Учеба каждый день, в том числе в течение рабочего дня – у нас всегда под рукой книги. Мы с коллегами часто собираемся и консультируем друг друга, а если есть непонятные случаи, то обязательно обсуждаем их. Каждые пять лет обязательно проходим сертификацию. Плюс тематическое обучение, которое проводится на патологоанатомических кафедрах города Москвы.

Невролог из Мытищ: «У врача должно быть желание разгадывать загадки»>>

– В вашей работе есть место приметам и суевериям?

– Гороскопами я не пользуюсь. В магию не верю. Но есть у патологоанатомов профессиональная примета: если встречаешь интересный случай – редкое заболевание или запутанную, казуистическую патологию, – то через две-три недели жди повторения. Это так называемый закон парных случаев, который в медицинской практике часто встречается.