Завотделением паллиативной помощи: «Даже если вылечить нельзя, можно помочь»

6 апреля в 10:09 Обновлено 06 апреля в 10:42
©  Из личного архива

В отделении паллиативной помощи Мытищинской ГКБ оказывают медицинскую помощь взрослым пациентам с неизлечимыми прогрессирующими заболеваниями. Заведующая отделением Елена Гончар рассказала «РИАМО в Мытищах», как именно там помогают людям и почему развитие паллиативной медицины – это важно и нужно.

Врач‑пульмонолог из Мытищ о профилактике ОРВИ, коронавирусе и вреде стресса>>

Елена Валерьевна, как давно вы работаете в отделении паллиативной помощи?

– С 2015 года. Сначала работала в Мытищинской ГКБ врачом-терапевтом. К нам поступало очень много тяжелобольных пациентов с хроническими заболеваниями, которые нуждались в особом уходе. Поэтому наша администрация решила, что нужно открыть отделение паллиативной медицинской помощи. Я его возглавила.

– Как пациенты попадают к вам?

– Обычно родственники обращаются к участковому терапевту в поликлинику по месту жительства. Проходит врачебная комиссия, пациента признают паллиативным, он сдает анализы, получает направление и попадает к нам.

Паллиативная помощь оказывается бесплатно.

В наше отделение поступают пациенты со всей Московской области, были пациенты и из Москвы.

– Расскажите о пациентах отделения паллиативной помощи.

Невролог из Мытищ: «У врача должно быть желание разгадывать загадки»

– Нашим пациентам в основном от 50 лет, редко бывают более молодые. Несовершеннолетних у нас нет – ими занимается педиатрическая паллиативная помощь.

В отделении 25 коек для людей с неизлечимыми заболеваниями. Из них пять коек – онкологические. Онкология дает очень много осложнений – страдают все жизненно важные органы. Мы поддерживаем качество жизни таких пациентов, максимально снимаем тяжелые симптомы.

Остальные койки занимают люди с терапевтическими и множественными сопутствующими диагнозами. Ишемическая болезнь сердца, гипертонии, гастриты, пиелонефрит, кардиологические, неврологические пациенты с ОМНК (острым нарушением мозгового кровообращения – ред.). 

У всех наших пациентов не один диагноз, а несколько в совокупности. Все они уже в крайне тяжелом состоянии.

Часто лежат пациенты после инсульта. Некоторые не говорят. Многие не ходят, страдают от пролежней, болеют пневмониями – к сожалению, им ни реабилитация, ни другие меры не помогут. Это обусловлено их тяжелым состоянием.

Развею расхожий миф, который к тому же пугает многих людей. У нас нет пациентов с такими диагнозами, как СПИД и туберкулез. Для этого существуют другие отделения медицинских учреждений.

Как ухаживать за больным коронавирусом в домашних условиях>>

©  Из личного архива

Какую помощь вы оказываете пациентам?

– Прежде всего, стараемся снять или хотя бы минимизировать симптомы заболеваний, которые мучают пациентов и делают их жизнь тяжелой и невыносимой.

Медицинский персонал занимается с пациентами дыхательной гимнастикой, лечебной физкультурой. Лежачим больным делаем особые процедуры, чтобы снизить риск появления пролежней. К тому же используем противопролежневые матрасы.

Кроме того, оказываем нашим пациентам психологическую помощь. Это очень важно.

Могут ли родственники посещать пациентов?

– Да, в обязательном порядке! Мы приглашаем родственников даже к самым тяжелым пациентам. Порой состояние человека настолько ухудшается, что родные приходят с ним попрощаться. Печально, но некоторые пациенты одиноки – их никто не посещает.

Что взять с собой в больницу, если выявили коронавирус

Иногда родственники забирают пациентов домой, считая, что человеку лучше провести последние дни в знакомых стенах, в кругу близких. Но так бывает не всегда – например, если дома маленькие дети. Это тоже можно понять.

Даже во время пиков пандемии у нас были предусмотрены все меры для того, чтобы пациентов навещали родственники – естественно, соблюдая все меры профилактики.

Как отделение работает в условиях пандемии?

– При поступлении пациентов тщательно обследуют, чтобы исключить все вирусные инфекции.

Персонал постоянно сдает мазки и анализы на антитела. У нас все под контролем – маски, перчатки. Меры защиты не такие жесткие: нет никаких защитных костюмов и респираторов, ведь у нас все-таки «чистая зона» – нет контактов с зараженными коронавирусом.

На данный момент никто из персонала пока что не вакцинировался от Covid-19, однако это в планах.

Почему паллиативная помощь необходима?

– Она необходима, так как позволяет поддерживать качество жизни неизлечимо больного человека на максимально высоком в такой ситуации уровне. 

Она нужна, чтобы улучшить его состояние, облегчить мучения, помочь пережить это тяжелое время.

Ведь лежащие у нас люди страдают и физически, и психологически.

К тому же паллиативная медицина помогает и родственникам неизлечимо больных людей. Не все могут обеспечить достойный уход на дому, а также выдержать то, что рядом страдает родной человек. Вот почему так важно развивать это направление медицины.

Невролог про стресс, распространенные заболевания и их профилактику>>

©  сайт мэра Москвы

Развивается ли сейчас паллиативная помощь в Подмосковье?

– Да. Открываются новые паллиативные отделения с хорошим техническим оснащением и профессиональным персоналом. Пациент получает возможность не только избавиться от боли и снизить душевные страдания, но и дожить оставшийся ему срок в достойных условиях. На мой взгляд, это очень важно.

Для одиноких пациентов персонал становится почти как семья. Очень хорошо, что сейчас паллиативные отделения развиваются по всей Московской области. Потому что бывают такие жизненные ситуации, когда человеку может помочь только паллиатив.

Что самое трудное в вашей работе?

– Прощаться… Когда человек долго лежит в отделении, а потом уходит в мир иной. Это неизбежно, но от этого не легче.

Конечно, все мы – и медперсонал, и сами пациенты – понимаем, что так и будет, что итог всегда один. Но принять это все равно очень, очень тяжело. И мы ежедневно боремся за качество жизни каждого нашего пациента, каким бы тяжелым и безнадежным он ни был.

Самые тяжелые случаи – это когда лежат совсем молодые пациенты с онкологией, плачут и говорят: «Так хочу жить, у меня дети дома маленькие».

Тогда все мы, конечно, с трудом сдерживаем эмоции. Но стараемся не показывать слез, ведь для лежащих у нас людей главное – наша поддержка в их последние дни.

Девушка с биполярным расстройством про болезнь, самоизоляцию и блогерство

Да, эмоциональный фон пациентов очень важен. И если они держатся за хорошее, а не концентрируются на плохом, то и состояние становится лучше. Лечение проходит как надо, мучающие симптомы уходят, уровень жизни улучшается – именно к этому мы и стремимся.

Когда пациент настроен положительно, он улыбается и говорит: «Спасибо, доктор, мне стало лучше». Это самая большая благодарность для нас – тех, кто всеми силами старается помочь человеку достойно и спокойно прожить остаток жизни.

Комментарии
Авторизуйтесь , чтобы оставлять комментарии